Цена неволи: почему «тюремные» товары дороже обычных аналогов

Цена неволи: почему "тюремные" товары дороже обычных аналогов

УФСИН Белгородской области зарабатывает многомиллионные суммы на госзаказах. При этом «тюремные» цены выше магазинных. Само управление рапортует, что деньги идут на обновление материально-технической базы колоний. Но так ли это?

Три исправительные колонии Белгородской области работают на продажу товаров вне учреждений УФСИН. Для муниципальных нужд они изготавливают офисную мебель, оборудование для благоустройства дворовых территорий, информационные щиты и др. Как заявляют в УФСИН, цена товара состоит только из стоимости затрат на его производство — то есть, продают их по себестоимости. Однако, как выяснили журналисты «Бел.Ру», цены на товары, произведенные в колониях, выше магазинных, где присутствуют накрутки.

Один из самых крупных контрактов за январь–сентябрь 2020 года среди учреждений УФСИН заключила исправительная колония № 7. Она обязалась поставить различную мебель в общежитие Алексеевского колледжа, которое находилось на капитальном ремонте. Цена контракта составила 14,2 млн рублей.

Однако цены товаров заставляют обратить на себя внимание. Например, вешалки для одежды были проданы за 15,8 тысячи рублей за штуку. В то время, как на «Яндекс.Маркете» журналисты нашли похожие предложения по цене в 3,5-4,5 тысячи рублей. Полки для книг обошлись заказчику почти в два раза дороже — 2186 вместо 1220 рублей по ценам «Яндекс.Маркета». Стенка стоила 27,7 тысячи рублей — цена тоже очевидно завышена. Но соответствует ли цена качеству — вопрос открытый.

Такая же ситуация характерна и для другого госконтракта, который был заключен с белгородской исправительной колонией № 5 — на поставку мебели для учебного корпуса № 1 Новооскольского колледжа. Картотечный шкаф, который можно купить на «Яндекс.Маркете» за 11,5 тысячи рублей, колония продала за 23,7 тысячи рублей. Мягкое кресло из исправительного учреждения стоило почти 17 тысяч рублей, а стол для президиума — свыше 25,5 тысячи рублей.

Еще одна колония — № 4 — заключает контракты по производству товаров на «внутренний» рынок. Однако в этом случае цены уже ниже рыночных. Например, учреждение поставило управлению пшеничную муку второго сорта за 19 рублей за 1 кг. А жилищно-коммунальное управление УФСИН по Белгородской области приобрело у ИК-4 дорожные наборы для личной гигиены осужденных и обвиняемых по 47-52 рубля за штуку.

В УФСИН по Белгородской области рапортуют, что полученная прибыль от продажи производимой продукции идет на содержание и укрепление материально-технической базы подведомственных учреждений, модернизацию и развитие производства, а также создание рабочих мест для осужденных.

Как сообщает издание «Бел.ру», за январь–сентябрь 2020 года только три исправительные колонии Белгородской области, работающие на «внешний» рынок, заключили госконтракты на 340 млн рублей. Далее — простая арифметика. Всего, по состоянию на 1 января 2020 года, в исправительных учреждениях региона содержалось 4,4 тысячи человек, из которых свыше 2 тысяч были трудоустроены. Средняя зарплата осужденных составляет свыше 8 тысяч рублей. Допустим, каждый месяц на зарплаты заключенных уходит порядка 16 млн рублей, тогда за девять месяцев — 144 млн. Таким образом, остается 196 млн прибыли.

 

По данным «СПАРК-Маркетинг», в 2020 году УФСИН по Белгородской области участвовало в качестве заказчика в 151 процедуре торгов на 58,8 млн рублей. То есть, остается еще порядка 137 млн рублей. Пускай, еще какая-то часть этих денег идет на модернизацию производства, а также на материалы, необходимые для изготовления товаров. Но куда уходят оставшиеся деньги — остается только догадываться.

При этом не стоит забывать, что бюджет, за счет которого оплачиваются госконтракты, отчасти состоит из налогов граждан. Получается, что простые люди косвенно финансируют содержание исправительных колоний. «А лишние траты особенно болезненны для госбюджета и граждан в условиях коронакризиса, когда многие остались без работы и вынуждены резко сокращать свои расходы. Может, вот она, еще одна возможность сокращения бюджетных трат?», — задается вопросом редакция «Бел.ру».

В прошлом году исправительная колония Нижнего Новгорода также была замечена в продаже товара втридорога. Расфасованный в учреждении сахар реализовался на «Авито» по цене в 63 рубля за 0,8 кг. На тот момент средняя стоимость сахарного песка в Нижегородской области составляла 27,9 рублей за 1 кг. Тогда в региональном ГУФСИН сообщили NewsNN, что закупали сахар в 2018-м, когда его цена была выше, поэтому и продают дороже. В конечную стоимость продукции также вошли затраты на упаковку и этикетку, заработная плата осужденных, общепроизводственные и общехозяйственные траты. Возникает вопрос: так зачем же тогда потребителю нужен сахар, который можно в обычном магазине купить в три раза дешевле?

Такой же вопрос возник и у автора статьи «Руками заключенных: за сколько продают „тюремную“ продукцию в Белгородской области». «Проблема в том, что на госзакупках не всегда есть описание, какой товар УФСИН поставил. Тот же стол может быть разных вариаций. Не исключено, что параметры товаров, которые изготавливались для колледжа, были под заказ. Аналогичный товар сложно найти в сети, поэтому мы брали похожие позиции. Но зачем бюджетному учреждению тратить больше, если можно практически такой же товар приобрести в сети по оптовым ценам?», — отметила в разговоре с «Новыми Известиями» корреспондент «Бел.ру» Кристина Семенчук.

Она также рассказала, что в процессе написания материала УФСИН, как ни странно, всячески содействовало в предоставлении информации. Пока никакой реакции на вышедшую статью со стороны управления не было.

«Все хотят заработать. Насколько ответили в УФСИН, они обновляют материально-техническую базу. Утверждать, куда эти средства идут, мы не можем. Возможно, они закупают для колоний что-то. Но мы посмотрели в аналитической системе, пока каких-то больших покупок не было», — добавила Семенчук.

Журналист припомнила только один крупный скандал, связанный с УФСИН по Белгородской области. В конце 2016 года исправительная колония № 4 заключила 12 госконтрактов на поставку консервированных овощей с Центральным окружным управлением материально-технического снабжения МВД России. Но производственной базы для исполнения контрактов на 30 млн рублей не было. Поэтому пришлось арендовать площади у завода «КонПрок». Руководство колонии получило аванс в 80% от стоимости консервов. Но готовую продукцию заказчик не принял, ущерб превысил 14 млн рублей.

Коррупция в управлениях Федеральной службы исполнения наказания имеет место быть. Это доказывает инцидент, произошедший в Нижегородской области. В июле этого года там были задержаны замначальника ГУФСИН по региону Евгений Сычев и глава отдела оплаты труда Степан Вахонин. Они обвиняются в превышении полномочий. По предварительной информации, должностные лица создали схему, по которой они выписывали премии своим подчиненным. Те, взамен, отдавали им откаты в размере 30% от вознаграждения.

Кроме того, на прошлой неделе в Нижегородской области задержали замначальника регионального ГУФСИН Виталия Гудкова. Против него возбуждено уголовное дело по статье «Злоупотребление должностными полномочиями». По версии следствия, обвиняемый потребовал от руководящих сотрудников подведомственных учреждений уголовно-исполнительной системы Нижегородской области передать деньги для возмещения ущерба, причиненного третьим лицам в результате пролива в служебной квартире. При этом полученные 350 тысяч рублей Гудков отдал пострадавшей стороне.

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *