Россия вступает в пул морских производителей метанола

Россия вступает в пул морских производителей метанола

Несмотря на коронавирусный кризис в России продолжается реализация амбициозных проектов, нацеленных, в первую очередь, на повышение экспортного потенциала страны. В Арктике, у побережья Ямала, уже осенью должен встать на производственную вахту первый из плавучих заводов флотилии «Флотметанол». На метанол как «топливо будущего» делают ставку многие индустриально развитые страны, и Россия в этой неформальной гонке претендует на уверенное лидерство.

Планы «Флотметанола» впечатляют: на проектной мощности флотилия должна выдавать не менее 10 млн тонн метанола в год, перерабатывая для этого 15 млрд куб. метров природного газа. Эксперты сходятся во мнении, что столь амбициозный проект станет одним из основных драйверов загрузки Северного морского пути — задачи, решение которой президент Путин возвел в ранг важнейшего нацпроекта. По Севморпути российскому метанолу — прямая дорога в Китай и другие азиатские страны, являющиеся крупнейшими в мире потребителями «топлива будущего». Кроме того, заводы «Флотметанола» будут выполнять функцию бункеровщиков — заправочных станций, создав таким образом инфраструктуру, необходимую для судов нового типа, двигатели которых работают на метаноле.

В середине марта Федеральный институт промышленной собственности» (ФИПС) принял положительное решение о выдаче «Флотметанолу» патента на изобретение № 2020111497 «Устройство для получения метанола высокой концентрации». Это устройство будет работать на судах компании, первое из которых планируется ввести в эксплуатацию ближайшим летом. Но оно лишь часть целой «связки» современных технологий, на которых планируется реализовать проект. Технологий, заметим, исключительно российских, как и все оборудование, которым оснащаются плавучие заводы. Это, уверены в компании, обеспечит проекту необходимую экономическую рентабельность и снизит санкционные риски.

Столь же ответственно здесь подходят к решению вопросов, связанных с воздействием производства метанола на окружающую среду. Экологический аспект подобных проектов всегда один из самых деликатных, поэтому к возможным упрекам в компании подготовились основательно — не в смысле ответов, а технологически. «Технологической схемой, — говорится на сайте компании, — предусматривается практически полная утилизация газообразных отходов и периодических стоков — продувочные и танковые газы используются в качестве топлива в горелках трубчатой печи конверсии метана, а образующийся в процессе охлаждения конвертированного газа газовый конденсат направляется в технологический процесс для получения пара». На языке современных экологов это называется zero waste, или безотходное производство.

Единственным компонентом системы, требующим специальной утилизации, остаются катализаторы: по мере отработки, по строгому графику их будут менять и отвозить на специальные промплощадки для безопасной переработки.

С вводом в эксплуатацию первого из плавучих заводов «Флотметанола» Россия заявит весомую претензию на лидерство в мировой «метанольной гонке». Идея производить метиловый спирт «на плаву» не нова, но заметная активность в этом направлении проявилась лишь в начале минувшего десятилетия, когда экономическую выгоду от использования метанола в качестве топлива в полной мере почувствовали судовладельцы. Тогда стало очевидным, что размещать мощности по производству метанола нужно как можно ближе не только к газовым месторождениям и перевалочным терминалам, но и к морским торговым путям.

А что, если производить метанол на плавучих заводах, которые одновременно могут служить бункеровщиками — заправочными станциями — для судов нового типа? Одними из первых перспективу оценили норвежцы: специалисты компании Solco еще в конце «нулевых» разработали проект специального судна для автономного производства метанола в открытом море мощностью около 1 млн т/год. Причем их комбинированный плавучий агрегат может одновременно осуществлять и морскую добычу попутного газа, и производство метанола из него же.

Россия, в свою очередь, активно осваивает газовые месторождения в арктической зоне, причем, невзирая на суровые природные условия, добываемый природный газ у нас один из самых дешевых в мире. По данным аналитического агентства Vygon Consulting, стоимость сырья для производства одной тонны метанола в России в 2019 году составляла 65 долл. Дешевле только в Саудовской Аравии — 48 долл. В США, к примеру, 113 долларов, в Тринидаде-и-Тобаго, где расположены мощности компании Methanex — крупнейшего мирового производителя метанола, — 93 доллара, в Иране — 97 долларов.

То есть, идея построить автономные плавучие заводы и «пришвартовать» их к газовым трубам где-нибудь у побережья Ямала, можно сказать, ждала своего инвестора. И таковым стала молодая российская компания «Флотметанол».

В начале мая мировые агентства отметили признаки выхода рынка из «пандемической ямы»: метанол оправился от кризиса одним из первых. В Китае, на долю которого приходится почти половина мирового потребления метанола (41% по данным 2017 года), цена на этот продукт выросла сразу на 5 долларов по сравнению с апрельской.

По оценкам экспертов, в ближайшие годы, как минимум, до 2030-го, спрос на метанол и другие продукты газохимии будет стабильно расти. Расти будут и цены, в среднем, на 5% в год, причем этому росту, в отличие от нефтяных котировок, особая волатильность не грозит. Это значит, что нефтяная зависимость российской экономики станет еще слабее, что в свете последних событий становится крайне важным фактором для страны.

 

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *